Помним

назад

ЧЕТЫРЕ СТРАНИЦЫ ИЗ КНИГИ ВОЙНЫ

0
ЧЕТЫРЕ СТРАНИЦЫ ИЗ КНИГИ ВОЙНЫ

Сегодня, когда прошло так много лет, трудно опи­сать все, что происходило с каждым из нас в годы Великой Отечественной войны. Но мне в своих вос­поминаниях хотелось бы воспроизвести всего четыре момента, когда во многом решалась судьба той или иной важной операции.

 untitled.png

Эпизод 1. ВЫСОТА "410".

В октябре 1942 года, когда едва стихли бои за Воронеж, командование нашей 60-й армии приняло решение овладеть высотой "410" на правобережье До­на, в селе Губаревка, что у города Семилуки. Казалось бы, подумаешь, высота! Но мы понимали, что, как говорят, она господствовала над левобережьем Дона в глубину до 25 километров.

Как показали разведчики, наступать на эту высоту, тем более овладеть ею, будет непросто, ибо она была опоясана пятью рядами траншей, а перед ними были проволочные заграждения. Нужно было найти реше­ние, которое облегчило бы эту задачу. И его нашли. Силами двух батальонов полка пехоты, которым ко­мандовал майор Огневой, форсировать реку Дон выше по течению в 2,5 километра от высоты и с этого места повести наступление.

К рассвету 10 октября батальоны скрытно подошли к подступам высоты, залегли на конопляном поле и после 35-минутной артподготовки и залпов "катюш" завязали бой за высоту.

Сопротивление фашистов было ожесточенным. По нам били из траншей, дзотов, из пушек били шрап­нелью. Подавить огневые точки противника не уда­лось. Наступление захлебнулось. Пехота, находясь на открытой местности, несла большие потери. Огневая поддержка не обеспечила нашего наступления из-за плохой связи, рации побило шрапнелью, телефонные провода рвались, пробитые осколками.

Что было делать? И тогда по моему предложению командование 138-го минометного полка решило про­тянуть связь вдвое короче, используя линию старой нашей обороны, которая была заминирована. Риск был огромный, но иного выхода не было.

Ночью с двумя связистами и двумя разведчиками я преодолел минное поле вполне благополучно, вышел к Дону прямо напротив немецких позиций, переплыл на дырявой надувной лодке в темноте на другой берег. К рассвету связь была установлена и работала беспе­ребойно.

За эту операцию меня и сержанта Постникова пред­ставили к награждению медалью "За отвагу", но получить медаль нам не удалось, представление было написано карандашом, а не чернилами. Мы не обиде­лись, тем более вскоре за другой подвиг я получил орден Красной Звезды. Было это так...

 

Эпизод 2. МЕСТЬ НЕ УДАЛАСЬ

Случилось так, что зимой 1943 года, когда я коман­довал минометной батареей, наши разведчики ночью вырезали немецкие караулы в трех деревнях. И фаши­сты решили отомстить за своих. Мощной атакой не­мцы вытеснили наши части из деревень Ивница и Машково, вышли на стратегическую дорогу. Шли они в полный рост, злые и отчаянные. Наши батальоны вынуждены были залечь в снегу, а фашисты к тому времени уже уничтожили до 250 мирных жителей, забросав их гранатами.

Помню, как фашисты двигались прямо на мою батарею, расположенную на стыке двух батальонов. Поначалу мы встретили их минометным огнем, но когда расстояние резко сократилось, пришлось взяться за автоматы и пулеметы, ибо мины могли лететь только вертикально над головами.

Потеряв до 85 убитых, фашисты повернули назад. Наши батальоны были спасены, а к обеду контратакой мы выбили фашистов из этих деревень и пошли впе­ред, на запад.

 

Эпизод 3. ЧЕРЕЗ ДНЕПР

После разгрома немцев на Курской дуге войска 60-й армии, и наш полк в том числе, устремились вперед. Под командованием генерала Ватутина освобождали Левобережную Украину и к концу сентября вышли на реку Десну, с ходу форсировали ее и направились к Днепру. Это случилось в местечке Ясногородок, что в 28 километрах от Киева. Днепр в этом месте делится на старое мелководное русло и на новое, быстрое и глубокое.

В ночь с 24 на 25 сентября были приготовлены подручные средства (скрепленные проволокой плоты), разобраны на составные части полковые минометы и по сигналу расчеты устремились на этих плотах на песчаные острова посредине реки между руслами. Об­разно говоря, переправа была горячей, а вода холод­ной. Но к рассвету собрали минометы и установили их, изготовившись к бою, а это было очень близко от немецких позиций. Укрыли свое оружие лозняком, окопались, но ... окончательной переправы не после­довало. Ждать пришлось долго. Только в первых чис­лах ноября пошла переправа, оборону немцев прорва­ли и 6 ноября, как было задумано командованием, сделали Родине бесценный подарок — освободили столицу Украины.

За форсирование Днепра я был награжден вторым орденом Отечественной войны и произведен в капи­таны.

 

Эпизод 4. КАК МЫ ПОДДЕРЖАЛИ ПЕХОТУ

Под руководством маршала И.Конева советские части, и наш минометный полк в том числе, овладели Южной Силезией в верхнем течении Одера. Но вдруг появились непредвиденные трудности: выпал обиль­ный снег, образовалось бездорожье. Мой дивизион вместо того, чтобы вовремя поддерживать наступаю­щую пехоту, застрял, как застряли и пехотинцы, ли­шенные огневой поддержки.

И на сей раз выручила солдатская смекалка. Мы пошли на рискованный шаг: двигаться с минометами на американских "студебеккерах" по метровому снегу по просекам, используя длину тросов лебедок, уста­новленных на бамперах. Таким образом машины тя­нули сами себя, местами выворачивая сосны с корнем.

К исходу дня нашему дивизиону удалось-таки вплотную подойти к реке. Внезапная огневая поддер­жка минометов дача возможность пехотным частям форсировать Одер.

За эту операцию я и мои боевые друзья были награждены. Я получил третий орден Отечественной войны.

А 9 Мая мы участвовали в освобождении столицы Чехословакии — Праги. А когда подошел срок уволь­нения из армии, я как выпускник Днепропетровского металлургического института был направлен на Ново­липецкий завод. В то же время в Липецке мы встрети­лись и подружились: И. Франценюк, Г. Олифиренко и я. Все — прокатчики. Но так как в Липецке только готовились к пуску прокатного цеха № 1, нас послали для стажировки в Магнитогорск. Через несколько ме­сяцев возвратились в Липецк и с тех пор, почти 36 лет, работали бок о бок на разных должностях. Начали с того, что Иван Васильевич был начальником смены, Г. С. Олифиренко, тоже фронтовик, начинал масте­ром, а я был помощником мастера. Так мы и прошли весь трудовой путь не только как прокатчики, но и как руководители трудовых коллективов. Замечу, что за мирный труд я был награжден орденом "Знак Почета". Словом, пришлось нам хлебнуть и в бою, и в труде.

 

 

Крамаренко Иван Степанович, родился в 1923 году в станице Линейная Апшеронского района Краснодарского края. В армию призван Армавирским РВК в октябре 1941 года. По окончании Черкасского военного пехотного училища в 1942 году воевал в составе войск Воронежского, Центрального и 1-го Украинского фронтов командиром взвода минометчиков в звании капитана. Имеет ранение. Награжден орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, медалями "За освобождение Праги", "За победу над Германией". На НЛМК проработал 36 лет в ОТК, ЛПЦ-3. За долголетний и безупречный труд на комбинате награжден орденом "Знак Почета", медалью "За доблестный труд". Ветеран труда России. С 1990 года на пенсии по возрасту.

0

Вам нужно авторизоваться, чтобы оставить комментарий