Помним

назад

ЧЕРЕЗ ДВЕ ВОЙНЫ

0
ЧЕРЕЗ ДВЕ ВОЙНЫ

— В начале войны я, можно сказать, потерпел личное поражение. Попав в армию, был направлен не на линию фронта, а в далекий тыл, в Хабаровское пулеметно-минометное училище, которое, кстати ска­зать, окончил по высшему классу. И командование рассудило: такой выпускник крайне необходим в учи­лище, готовя пополнение для фронта. Приказ есть приказ. Поначалу было, конечно, обидно, зато я успел и вправду подготовить сотни умелых бойцов, многим, думаю, это помогло в бою.

И все-таки пришел и мой час. Из Хабаровска нас привезли на пополнение в Литву, где готовилось ре­шающее наступление на Восточную Пруссию. Глав­ное, что нас ожидало, — взять штурмом город и крепость Кенигсберг.

 

untitled.png

Все мы, дальневосточники, очень волновались, прибыв в обстрелянный 78-й стрелковый полк. По­мню, как вдоль длинного строя прошел командир и спросил вновь прибывших: "Кто желает пойти добро­вольцем в разведку?"

Я, не раздумывая, откликнулся. Офицер, узнав, что я уже был своеобразным инструктором в училище, с радостью записал меня в разведроту. Думал, будут нас учить этому военному ремеслу, но... вскоре перед нами поставили очень трудную задачу: провести разведку боем, разведать мощь обороны противника и, по воз­можности, доставить "языка".

Тогда мы не представляли, насколько сильна обо­рона гитлеровцев перед крепостью Кенигсберг. Одна­ко приказ попытались выполнить любой ценой — много раз отчаянно бросались под огонь вражеских батарей и никак не могли достичь их переднего края. Мы огорчались, не зная, что более опытные разведчи­ки уже успели засечь главные огневые точки, что, собственно, и требовалось командованию.

И когда наступил решающий час, артиллеристы быстро подавили эти точки, облегчив путь к наступле­нию. И мы устремились в этот коридор прямо на территорию фашистской Германии. Правда, достался успех большой кровью. Во время одного боя многие товарищи сложили свои головы, а я был ранен оскол­ком в голову. Спустя месяц снова был в строю, но война с Германией, к счастью, закончилась.

Наверное, судьба благоволила ко мне. День Победы я встретил в Москве, где в то время находился мой отец — кадровый офицер. Затем пути-дороги наши снова разошлись. Пришлось мне во второй раз уехать на Дальний Восток, но на сей раз не учиться, а воевать с Японией.

Начало второй в моей жизни войны я запомнил хорошо. Было это девятого августа. Ранним утром над нашими позициями показались самолеты с красными звездами, и на солдатские головы посыпались с неба листовки. В них говорилось о вступлении СССР в войну против Японии.

Был я в ту пору командиром орудия сорок пятого калибра, орудия, которое фронтовики называли корот­ко и ясно: "Прощай, Родина!" Оно обычно выдвига­лось на прямую наводку, где попадало под огонь вражеских танков и батарей. До сих пор считаю чудом, что мы смогли тогда уцелеть. Нашим частям мешали орудийные батареи японцев, которые засели в сопках, используя удобный для огня рельеф местности, а для нас все эти сопки были незнакомы. Однако мое орудие дважды выдвигалось на прямую наводку, вступая в артиллерийскую дуэль с японцами. И мы эту дуэль выиграли. Единственной потерей нашего орудийного расчета была лошадь "Малышка", мы ее аж из Герма­нии привезли. "Малышка" крепко выручала нас на глинистых сопках Маньчжурии.

А закончилась для меня эта война в городе Дзяохе. Вскоре вернулся в родной Липецк, поступил на НЛМЗ, в цех КИП и автоматики, где "оттрубил" 36 лет, получив две медали.

 

Николай Иванович Путилин, в годы войны был командиром орудия "сорокапятки", награжден медалями "За победу над Гер­манией" и "За победу над Японией", "За трудовое отли­чие", работал в цехе КИП и автоматики комбината.

 
0

Вам нужно авторизоваться, чтобы оставить комментарий