Помним

назад

22 июня, ровно в четыре часа...

0
22 июня, ровно в четыре часа...
Начал я трудовую деятельность электриком на Новолипецком заводе, не думал никуда уходить, но грянула война, перепутала все планы. И вместо родного цеха я вскоре очутился в действующей армии, а точнее сказать, в 16-й воздушной армии. И надо было такому случиться: впервые в жизни я стал очевидцем первого налета фашистской авиации на Киев. Помните, как в песне: "Киев бомбили, нам объявили, что началася война"?

untitled.png

Налет был таким мощным и ожесточенным, что все жители столицы Украины, да и военные, были в панике. Я смотрел в небо и думал об одном: "Быть того не может, что меня вот сейчас и убьют". Ведь совсем молодым был. На моих глазах эшелон был разбомблен, погибло много солдат. Ведь шли только первые часы войны.

А еще через некоторое время наша часть была переброшена под Сталинград, из огня да в полымя. Я к тому времени работал водителем, едва ли не круглые сутки сидел за баранкой, перевозя боеприпасы. Порой даже засыпал от усталости, но всегда вовремя доставлял груз по назначению, будь то обстрел, темная ночь либо бездорожье.

Отстояв Сталинград, в феврале 1943 года наша воздушная армия направилась к местам нового сражения, к Курску. И снова я словно "прикипел" к баранке своего "ЗИС-5". В бою, в бесконечном движении к передовым частям и обратно, возил бомбы для самолетов, сам постоянно служил мишенью для вражеских самолетов и артиллеристов. Сколько раз снаряды, мины и бомбы взрывались едва ли не под колесами. И, хотите — верьте, хотите — нет, не страх за свою жизнь двигал мною, а то, что не подвезу вовремя бомбы. Две автомашины пришлось сменить, железо искореживалось, а человек выживал в этом аду.

Не могу и сегодня без дрожи вспоминать, как форсировали наши части Вислу, какие жуткие потери несли при этом. Санитары грузили в мой "ЗИС" тяжелораненых, просили об одном: "Вези потише, поаккуратней". Я и сам понимал это, но как, скажите, можно было везти поаккуратней, когда земля была вздыблена, воронка на воронке. И, стиснув зубы, не тая слез, слышал я не стоны, а вопли тяжело раненных солдат, лежащих в кузове. И помочь им я был не в силах.

Закончил я войну в городе Шпандау, в пятнадцати километрах от Берлина. Простился со своим другом "ЗИСом" и вернулся домой, чтобы мирно жить и работать, радоваться жизни. Сейчас мне за восемьдесят. Мы обязаны жить за тех, кто не дожил, не долюбил.


 Николай Иванович Конопкин, в годы войны — шофер на фронтовых дорогах, кавалер ордена Отечественной войны, десяти медалей. Тридцать лет работал на комбинатской ТЭЦ, Почетный работник комбината.
0

Вам нужно авторизоваться, чтобы оставить комментарий