Помним

назад

Рукопись «Годы войны»

0
 Рукопись «Годы войны»

«22 июня 1941 года. Воскресенье. Теплый солнечный день. В этот день в верховьях Ревдинского пруда проводилось массовое гуляние. Работники метизно-металлургического завода с семьями пришли на излюбленное место отдыха «Сенин криуль». А в середине дня радио принесло страшную весть о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. Прекратилось веселье, опустела поляна. Чувство ненависти к врагу. Безмерная решимость защиты Родины, готовность отдать все для победы - охватила всех, кто услышал это тяжелое сообщение.

В этот же день собрались в парткоме руководители завода, начальники цехов и отделов, секретари партийных организаций. Секретарь парткома тов. Михалицын и директор завода т. Гурьев поставили задачу о перестройке всей работы, как в хозяйственной, так и политической деятельности каждого руководителя.

В первые дни войны значительная часть рабочих и инженерно-технических работников ушли на фронт, вместе с тем план производства не уменьшался, а наоборот перед коллективом ставились новые задачи. К станкам всавали женщины и подростки. Они, буквально, на ходу овладевали специальностями, заменяя ушедших на фронт.    

В первый период войны Советский союз потерял ряд важнейших районов. Эти районы давали 71% чугуна, 58% стали, 57% проката. В зоне военных действий оказались такие районы, как Московский, Ленинградский, Донецкий, Днепропетровский, Сталинградский.

В 1941-42г.г. вышли из числа действующих 225 мартеновских печей, 174 прокатных стана, 303 предприятия, изготовляющих боеприпасы, и ряд других.

Одной из труднейших задач явилась эвакуация заводов и учреждений. Благодаря невиданному героизму, удалось отправить на восток оборудование основных предприятий. В течение июля-ноября 1941 года было перебазировано 1523 завода. Из них 667, или 44% , на Урале.

На Ревдинский завод было направлено оборудование заводов «Красный Профинтерн» из Днепропетровска и «III Интернационал» из Запорожья, оборудование поступало на завод с 24 августа по 15 октября, отдельными партиями и зачастую некомплектно. К тому же, отсутствие предварительных данных о требуемых площадках и характеристик звакуиро-ванного оборудования, не давало возможности вести подготовительные работы и станки монтировались с подбором требуемых дополнительных устройств и приспособлений. Размещение шло за счет уплотнения действующего оборудования, освобождения складских и бытовых зданий и строительства хозяйственным способом новых помещений.

Проектные  работы выполнялись наряду со строительными, зачастую конструкторы и другие  ИТР сами разгружали и упаковывали оборудование, никто не считался со временем.                  

Отсутствие требуемого материала очень тяжело отражалось на ходе строительных и монтажных работ, вызывая частые перебои, однако работающие изыскивали  возможности и, несмотря на величайшие трудности, осуществили своевременный пуск оборудования:колючей проволоки, волочильных станов, металлорежущих станков и др. Волочильное оборудование установили в пристроенном помещении к травильному отделению. Демонтировали локомобиль и на этом месте установили однократный волочильный стол. Освободили помещение центрального склада и там смонтировали оборудование для производства шурупов, а часть шурупных автоматов установили в дощатом здании отделения ширпотреба.

Если волочильное оборудование было не новостью для работающих, то производство шурупов пришлось осваивать на ходу. Были приняты меры для размещения гвоздильного оборудования  в специальном здании, путем использования  конструкций незаконченного склада слитков прокатного цеха.

Оборудование не залеживалось на территории. Буквально в считанные часы разгружалось и устанавливалось. Достаточно сказать, что металлорежущее оборудование с момента прибытия уже на третий, а иногда и на  второй день начинало работать. Можно привести такие примеры: по графику намечалось установить 28 токарно-винторезных, 5 револьверных станков и один токарно заточловочный к 29 сентября, но люди работали по 16-18 часов и уже 26 сентября сдали в эксплуатацию 26 винторезный, 5 револьверных и токарно заточловачный станок.

Все больше требовалось для фронта колючей проволоки. В 1 декаде сентября с завода «Красный Профинтерн» прибыло 18 станков «КП», часть из них требовала ремонта, а часть была разукомплектована. Графиком намечалось пустить их к 11 октября, но уже 25 сентября большая часть станков была сдана в эксплуатацию и уже 27 сентября первые тонны колючей проволоки были отправлены на фронт. Вместе с оборудованием  прибывали  эвакуированные рабочие, инженеры и техники с семьями. Эшалон, как правило, встречали директор завода, секретарь парткома, председатель завкома и многие трудящиеся завода. Поначалу всех помещали в клубе. Не успеют еще люди дойти до клуба, как уже был приготовлен свежий хлеб и чай. Прибывшим предлагали пройти в столовую. Внимание и чуткость, проявляемые к эвакуированным, настолько трогали людей, что у многих появлялись на глазах слезы.

 Можно себе представить то расположение, ту благодарность, которую испытывали люди, оставившие на оккупированной территории  все, что имели. Проехавшие многие недели в товарных вагонах и встретивших тепло добрых сердец и дружеские чувства людей, раделивших невзгоды и трудности и их стремление оказать максимальное содействие в облегчении материального и морального состояния прибывших. Ко времени прибытия эшелонов уже были некоторые наметки по расселению людей. Но вполне естественно, что всего учесть, до приезда, руководители завода не могли.

Собравшись в парткоме, уже имея конкретные списки прибывших, руководители завода сразу намечали определенные планы: кого куда поселить, кому подвезти топливо, кого обеспечить постельными принадлежностями.

Трое суток никто из тех, кому было поручено это задание, в том числе и новый секретарь парткома тов. Великанов, не спали и только после того, когда последняя семья была поселена, позволили себе короткий отдых.

Понятно, что в каждом доме были свои трудности, не всегда можно было выделить отдельную и тем более не проходную комнату, но ревдинцы делали все, чтобы облегчить положение прибывших от линии фронта семей.

Большая тяжесть легла на партийные органы.Нужно было с неимоверной напряженностью следить за выполнением военных заказов, проявлять максимум внимания к людям, разъяснять события, воодушевлять трудящихся на решение задач и предъявлять высокую требовательность к себе и другим. Огромную роль играли секретарь парткома тов. Великанов, парторг ЦК Бучель,т.т. Нечкина, Сакваралидзе и работники городского комитета партии.

Ко времени начала войны завод представлял собой старое предприятие, основанное  на довольно устаревшей организации производства и труда. Необходима была полная реконструкция завода.

Мартеновский цех состоял из одной 45 тонной печи и почти все работы велись вручную. Шихту подвозили маленькими платформами по узкоколейной дороге, потом ее вручную грузили в мульду. Отлитые слитки грузились на вагонетки и лошадьми подавались в прокатный цех. Значительная часть кадровых рабочих ушла на фронт, а в цехе остались старики и вновь набранные учащиеся школы ФЗО на базе завода. Одна  мартеновская печь не могла обеспечить потребность в слитках и по решению правительства были приняты меры по строительству нового мартеновского цеха, а пока в старом  цехе трудились днем и ночью по 12 часов. Нельзя не вспомнить таких сталеваров, как Железникова М.И.,Курицына В.М., Дмитриева А.Г., газовщика Шалагина Ф.И.

Значительная часть кадровых рабочих ушла на фронт, а в цехе остались старики и вновь набранные учащиеся школы ФЗО на базе завода. Учащиеся школы ФЗО занимались во главе со старым сталеваром коммунистом Курицыным Ефимом Дмитриевичем. Тяжело было смотреть на учащихся школы ФЗО. Тяжело было смотреть на учащихся школы ФЗО. В тяжелейших условиях им приходилось работать по 12 часов без выходных. Мальчишки остаются мальчишками, им, конечно, хотелось и в кино сходить, и какими-нибудь шалостями заняться, но стоило им добраться до общежития, как они здесь же засыпали. Особенно запоминающимися остались ремонты печи. Не было тогда ремонтной организации, весь ремонт проводился силами цеха и в помощь еще выделяли несколько девчонок из цепного цеха. Люди работали целыми сутками, позволяя себе здесь же в цехе только короткий отдых на 2-3 часа. Работали самоотверженно! Соревновались, например, кто быстрее очистит шлаковики, кто быстрее головку разломает. Девчонки обычно работали на подноске и уборке. Наберет такая подсобница огнеупорные кирпичи, ее даже шатает, но она идет, и еще успевает взглянуть: не видит ли кто ее походку. Девчонкам и в войну свойственна была женственность и некоторое кокетство.

Прокатный цех на фоне других цехов выглядел несколько лучше. Здесь успели еще до войны заменить паровую машину на мощные электродвигатели, само здание отличалось от других. Однако, следует учесть, что, если сам стан представлял собой довольно современный агрегат, то нагревательное устройство было устаревшее, состоящее из одной однорядной печи, отапливаемой газом генераторной станции, питающейся дровами. Посадка слитков производилась в основном вручную, а из печи нагретые слитки вытаскивали клещами и на тележках подвозили к стану. Не лучше была организована работа на заднем конце. Раскаленные мотки вручную оттаскивали на площадку, после чего их грузили на тележки и подавали в железно-проволочный цех. Большие трудности испытывал  коллектив прокатного цеха завода. Следует отметить, что, если сам стан представлял собой довольно современный агрегат, то нагревательное устройство было довольно отсталое и представляло собой однорядную печь без какой-либо механизации, слитки поставлялись на лошадях, примитивно садились в печь и в нагретом виде подавались ручными тележками, к стану. Наряду с требованием  обеспечения передельных цехов катанкой, необходимо было выполнить очень важное оборонное задание.

Еще более убогим представлялись метизные цехи. Железо-проволочный цех состоял, в основном, из однократных волочильных станов грубого и среднего волочения, катанка набрасывалась на вращающиеся фигурки, а проволока снималась с барабана вручную. На такой работе могли работать только физически здоровые люди, способные  снимать с барабана довольно горячие мотки проволоки весом 60-65 кг. Внутри цеховой транспорт  осуществлялся на безрельсовых тележках.

Гвоздильный цех размещался в низких  зданиях с очень старыми гвоздильными станками (хлопуши). Заводской транспорт состоял из нескольких узкоколейных паравозов с небольшими вагонетками. Годовая продукция свозилась на базу метизов, откуда и отпускалась  потребителям.

Значительно отстали к началу войны и вспомогательные цехи: деревообделочный, механический и энергетическая служба. В этих условиях восхищала исключительная дисциплинированность, безотказность коллектива завода.

Учитывая, что предприятие представляло большой интерес для метизной промышленности, министерство черной металлургии ассигновало первые  40 млн. руб. для строительства новых цехов и совершенствования производства. Война приостановила намерения и потребовала новых усилий.

Для сварки корпусов танков нужна была аустенитовая  катанка, трудоемкость изготовле-ния которой в несколько раз больше обычной углеродистой. Ранее завод такой катанки не производил и не имел возможности заимствовать технологию на других предприятиях, но коллектив прокатного цеха с большой преданностью и высоким самосознанием отнесся к заданию, освоил это производство и уже в IV квартале 1941 года дал 97 тонн доброкачественного металла для нужд танковой промышленности. А всего за годы войны было изготовлено около 6,5 тыс. тонн металла.

Кроме того на завод поступало множество специальных заказов для оборонной промышленности: прокат двухфазных сталей, меди, бронзы, латуни и др.

Необходимо отметить героический труд мастера фронтовой смены А.Башмарина, старшего вальцовщика С.Краснова, валцовщика В.Пятунина, В.Павлова, А.Заколюкина, П.Мамонова, И.Козырина, электриков С.Криночкина, Б.Криночкина, слесаря П.Логачева, посадчика слитков А./Кириллова, оператора Л.Семкову, нач. смены Г.Фельдмана. Они работали по 12 часов за двоих, а в отдельные дни и за троих. Работали полные смены без всякой полагающейся подмены, никогда не роптали, а если требовалось, не уходили домой, а оставались в цехе круглые сутки. Мастер А.Башмарин, кроме своей основной работы, успевал замещать отсутствующих рабочих на разных участках прокатного стана, на печи, на прессе горячей резки. Своим личным примером Аркадий Яковлевич поднимал энтузиазм у работающих и смена делала возможное, казалось, из невозможного.

А наш металл помогал воинам громить врага.

Несмотря на то, что ремонтно-механический цех был перегружен текущими и капитальными ремонтами агрегатов и восстановлением эвакуированного оборудования, из состава этого цеха были выделены металлорежущие станки, и в сентябре 1942 года организовали механический цех №2 для производства основных деталей снарядов и штифтов. Трудности заключались в том, что в условиях метизного завода, где не было специального оборудования, квалифицированных людей, нужной оснастки и приспособлений, а также технической документации, нужно было готовить снаряды с большой точностью. В этих условиях требовалось коренное изменение в расстановке оборудования, подготовке  рабочих и ИТР, как для разработки технологии, технологической документации и контроля, так и для изготовления испытательных стендов, измерительных приборов.

В  процессе  организации  производства, как и в период  изготовления  деталей, работники цеха сутками не уходили с завода. Среди них были М.Мельников, И.Криночкин, К.Мамонов, М.Тетерин, Н.Коминов, И.Дрягин, В Проданов, К.Абрамов, А Пичурина, А.Привалова. В начале встретились неимоверные трудности. В своем большинстве цех комплектовался  из числа подростков, не всегда сытых. И, не смотря на то, что станок был выше самого работающего, а вес деталей превышал 20 кг, подростки значительно перевыполняли норму.

Все это требовало больших усилий со стороны ИТР и взрослых рабочих не только в отношении учебы на станках, но и к воспитанию в таких вопросах, как хранение продуктовых карточек, поведение на производстве и в быту.

Были, конечно, и огорчения. Достаточно вспомнить, что из первой партии больше половину продукции военпред забраковал и пришлось приложить много труда для исправления отдельных деталей. Но и радости не было конца, когда отправленные несколько вагонов с корпусами  снарядов , были приняты с хорошей оценкой. После наладки производства заказы выполнялись в полном соответствии с графиком производства.

Затруднительное  положение сложилось с производством  цепей. Прибывшее обору-дование завода «III Интернационал»  требовало ремонта и большого количества рабочих. На нашем заводе ранее цепи не производились, не было даже помещения. Тогда было решено разместить станки в бывшей церкви. Не говоря о том, что полезной площади было очень мало, трудности еще заключались в том, что здесь не было отопления. Здание находилось на возвышенности, без подъездных путей. Можно себе представить те трудности, с которыми встретились рабочие, как в процессе монтажа, так и эксплуатации. Для  отопления поставили металлические бочки, приспособленные для сжигания угля и кокса, без каких-либо дымоходов. Работать здесь стали подростки 15-16 лет. В начале дело не ладилось. Подросткам было трудно. В холоде, а часто и голодными работали по 12 часов. Достаточно сказать, что для того, чтобы не замерзли ноги, приходилось нагревать кирпичи, после чего девчонки на них становились и, если так можно сказать, обогревались. Вместе с тем, требования росли, а план не всегда выполнялся.

Но вот произошел резкий перелом в работе. Однажды в цепной цех пришли из госпиталя два раненых бойца и рассказали, как нужны фронту цепи противоскольжения, они привели массу случаев, когда солдаты вынуждены были при застреваниимашины бросать свои шинели под колеса, лишь бы доставить на поле боя снаряды, горючее и продовольствие. Беседа с воинами вызвала невиданный энтузиазм. Подростки объявили свои бригады фронтовыми и творили чудеса. Не все выдерживали, но в основном трудились так, как требовала обстановка. Особенно выделялись тогда Р.Попова,Зайцева. Стремясь дать для фронта продукции больше и тем самым содействовать победе над фашизмом, на заводе развернулось социалистическое соревнование за право носить высокое звание стахановца, а бригады  боролись за право называться фронтовыми. Социалистическое  соревнование  проводилось под  лозунгом: «Все для фронта, все для победы!»

Звание «фронтовых» присваивалось бригадам, добившимся  высоких производственных  показателей, оформлялось приказом  директора завода и доводилось до сведения трудящихся. Первым это звание было присвоено бригадам волочильщиков грубого волочения, где бригадирами были  А.Козырин и С.Малыгин. В сотав этих бригад  входили В.Некрасов, П. Юрьев, А.Попов, В.Тюриков, А.Мясоедов. Следует отметить большую работу в цехе по организации и развертыванию соровнования за это высокое звание под руководством  нач. цеха тов. Бориса Васильевича Пильникова.

В 1942 году за достижение высоких показателей было присвоено звание «фронтовых» бригадам  Еремина, Качан и Полуниной, а несколько позднее-Поповой из гвоздильного цеха. В волочильном были удостоены этой чести бригады волочильщиков К. Акуловой, К.Логиновских. В деревообделочном цехе звание фронтовой было присвоено бригаде склотчиц С.Чистяковой. В инструментальном цехе-бригаде В.Кириллова, в шурупном-бригаде  во главе с наладчиком И.Антоновым, в прокатном-смене мастера Башмарина во главе с нач. смены тов. Фельдманом.

Несмотря на определенные  лишения,  рабочие и служащие отдавали часть своего заработка, теплые вещи. Вместе с коллективами других предприятий Ревда в марте 1943 года включилась в сбор средств на оснащение Уральского добровольческого танкового корпуса. В апреле 1943 года была получена следущая телеграмма: «Ревда Свердловская область секретарю Ревдинского горкома партии тов. Лукину. Передайте трудящимся Ревдинского района , собравшим 2 100 000 рублей в фонд обороны, мой братский привет и благодарность Красной армии. И.Сталин».

Война требовала: проволоку, гвозди, винты, шурупы, заклепки, шплинты, цепи противоскольжения, фурнитуру для противогазов, колючую проволоку. Все это производство было организовано и эшелонами отправлялось по назначению.

Наряду с работой предприятия в сложных военных условиях, где  требовалось решать не только вопросы производства, но большое количество бытовых дел. Ведь весь жилой фонд завода на начало войны сотавлял немногим более 1300 м2. Это были главным образом старые деревянные дома и один кирпичный 8-ми квартирный дом на Угольной горе. Нужно было расселять людей, обеспечить прием детей в детские учреждения, организовать работу в подсобном хозяйстве, как-то помочь работающим одеждой и питанием, решать вопросы подготовки кадров через ФЗУ и индивидуальное обучение вновь поступающих из числа домашних хозяек, военнораненых и др. Следовало своевременно замечать и поощрять за высокие показатели лучших рабочих и ИТР и предъявлять требования к отстающим. Все это легло на плечи партийных, хозяйственных, профсоюзных и комсомольских организаций.

В этих условиях началась реконструкция завода. Строительство и реконструкция завода были поручены особой строительной группе треста Донбастяжстроя,  эвакуированного на Урал. Организованное Ревдинское строительное управление возглавили В.Белов и главный инженер И.Кульсен. На заводе был организован отдел капитального строительства, который возглавили заместитель директора Л.Варшавский и главный инженер В.Атманаки.

В условиях организационного периода строительства, тяжелейшего положения с людскими и материальными ресурсами, за несколько месяцев было расширено здание прокатного цеха и сооружена методическая нагревательная печь, которая  сдана была в эксплуатацию уже в августе 1942 года. Это позволило значительно увеличить производ-ство проката.

В соответствии с решением Госкомитета Обороны, параллельно с проводимой реконструкцией прокатного и метизного цехов, началось сооружение нового мартеновского цеха. Требовалось снести значительную часть индивидувльного жилого фонда, произвести изыскания, составить техническую документацию и создать строительную базу для исполнителей. В феврале 1942 года были начаты работы и уже 31 марта 1943 года в 21 час. 04 минуты была выдана первая плавка, а в сентябре была сдана в эксплуатацию вторая печь.

Для быстрейшего освоения мощностей мартеновского цеха были переведены с родствен-ных заводов и предприятий известные всей стране сталевары: т.т. Сороковой и Чайковский, инженеры З.Гольдин и С.Голвец. Для наварки подины командирован обермастер А.Логинов. К периоду пуска мартеновской печи был приурочен выпуск учащихся ФЗУ, которые прошли предварительную подготовку в мартеновском цехе №1. Часть рабочих готовили на Свердловском ВИЗе.

С пуском нового мартеновско цеха завод освободился от завоза слитков со стороны и частично поставлял сталь другим предприятиям. Трудящиеся завода и города, совместно со строителями, собравшись на митинг по случаю выпуска первой стали, рапортовали партии и правительству о выполнении задания Государственного Комитета Обороны и заверили коммунистическую партию, что впредь будут самоотверженно трудиться до полного разгрома немецко-фашистских захватчиков. Каждый трудящийся метизно-металлургического завода гордится тем, что в великое дело Победы над немецким фашизмом вложена частица труда рабочих, ИТР и служащих нашего старейшего предприятия города.

Закончилась война и перед коллективом завода встали новые задачи. На завод прибывало новое оборудование, а строительство нового волочильного цеха затягивалось. Вместе с тем, планом предусматривалось значительное увеличение производства проволоки. Силами коллектива завода вопросы решались путем установки новых станов в временных пристройках. Ценой больших усилий новый повышенный план выполнялся.

Аналогичное положение сложилось и в гвоздильном цехе. К моменту окончания войны цех был расположен  в трех тесных темных зданиях с устаревшим оборудованием, но и здесь искали и находили выход из положения.

К концу войны шурупный цех размещался в небольшом здании, построенном в военные годы. С окончанием войны шурупов требовалось все больше и больше, и существующее здание уже не могло удовлетворить потребностей, но и площади для нового строительства уже не было. Тогда было принято решение: новый корпус строить там же, где стоит старый. Но в этом случае, нужно остановить выпуск продукции. Тогда было принято решение: не прекращая работ, разобрать крышу существующего здания и построить новое. Большие трудности пришлось перенести рабочим и ИТР, ведь план в этих условиях не снижался. И вот, не смотря на трудности, здание было воздвигнуто в срок и план по производству шурупов был перевыполнен.

За послевоенные годы достигнут значительный рост производства.

Выпуск стали за 1981 год вырос по сравнению с 1944 годом в… раз, проката в …раз, волочение в ….раз, оцинковальное производство в … раз, гвоздей в …. раз, шурупов в ….раз. Производительность труда мартеновцев выросла в… раз, прокатчиков в ….раз.

Реконструкция  затронула все цехи завода. Теперь нет старых демидовских зданий, завод полностью реконструирован. Построены и оснащены новейшим оборудованием метизные цехи, сталепроволочный, оцинковальный, гвоздильный, шурупный. Вновь реконструирован мартеновский цех с увеличением мощности печей, установкой новых закалочных машин, разливочных тележек с увеличенными ковшами, заменены электрокраны и решен ряд других вопросов. Значительно изменились условия в прокатном цехе: методические печи переведены на естественный газ, установлены восьмиходовые аппараты на IV линии стана, усовершенствованы обводные аппараты, на II линии проведена большая работа по автоматизации процессов производства.

Вместе с реконструкцией проведена  большая работа по озеленению завода. Теперь вся территория покрыта крупными липами, тополями, акацией.

Реконструкция, новое оборудование, автоматизация,- все это сыграло свою роль в превращении старого демидовского завода в современное социалистическое предприятие, но главное-это кадры, прекрасные люди, выросшие за военные и послевоенные годы. Можно было бы перечислить не одну сотню передовых рабочих и ИТР, но  позволим назвать только некоторых: это т.т.Карлов В.В., ставший впоследствии  директором завода, воробьев Г.М.- начальник сталепроволочного цеха, Смыкал.В.В.-главный механик завода, Фельдман Г.Л.-бывший нач. прокатного цеха, ныне пенсионер, Гольдин З.С.- бывший нач.ОТК».     

Научный сотрудник "Демидов-центра", Марченко Е.В.

                                                                                                                                       

Материалы по теме:

0

Вам нужно авторизоваться, чтобы оставить комментарий